04 марта 2020

Минфин усилил свое влияние на нефтепереработку

НГВ разобралась, к чему приводит постоянное маневрирование
Поделиться:
В последнее время выросла роль Минфина, как силы, оказывающей существенное влияние на российский нефтеперерабатывающий сектор, – по сравнению с ФАС и министерством энергетики. Такое мнение высказал «Нефтегазовой вертикали» руководитель отдела анализа и маркетинговых исследований компании Refinitiv Александр Шкурин.

При этом правила игры постоянно меняются, происходит докрутка управленческих рычагов, что приводит к неоднозначным результатам. Действующее бюджетное правило, по мнению Минфина, прошло проверку на прочность, что иллюстрируется «стабильностью рубля, умеренной инфляцией и ростом экономики» при существенном сокращении цен на нефть и оттоке капитала. Однако если посмотреть на итоги прошлого года, то курс рубля явно не отыгрывал растущих цен на нефть, что при прочих равных приводило к повышению нетбэков на нефтепродукты. Так, например, рост цен на нефть в январе-апреле более чем на $10/барр привел к незначительному повышению курса рубля 

Не все гладко и с демпфирующим механизмом. Так, с момента введения демпфера на керосин авиакомпании так и не смогли воспользоваться данным механизмом. Это связано с высоким значением средней оптовой цены реализации авиационного керосина, закрепленной в Налоговом кодексе РФ. Условная цена все еще превышает нетбэки на авиакеросин, и в текущей ситуации не стоит ожидать появления вычетов по «керосиновому демпферу». Что касается моторных топлив, то, судя по заявлениям Минфина, демпфер позволяет в автоматическом режиме регулировать уровень налоговой нагрузки при продаже нефтепродуктов на внутреннем рынке. И в итоге реализуется «механизм, позволяющий сгладить волатильность цен на внутреннем рынке на долгосрочную перспективу».

«Но при анализе ситуации на рынке в прошлом году создается ощущение, что в роли автоматического механизма выступало пресловутое ручное управление», – отмечает Шкурин.

Более подробно о политике министерства финансов в отношении нефтеперерабатывающей отрасли и результатах этой политики см. материал «Неработающий автомат» в №5 «Нефтегазовой вертикали» за февраль 2020 года.