02 сентября 2016 Статья

Роснефть: укрупнение завершено?

Автор: Кирилл Родионов, аналитик по ТЭК IndexBox Marketing
В середине августа пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова заявила о том, что приватизация «Башнефти» отложена: сделка вряд ли состоится до конца года. По оценкам экспертов, на это решение повлияла борьба президента «Роснефти» Игоря Сечина за допуск к конкурсу по продаже государственного пакета акций «Башнефти». О том, что госкомпания подала заявку на участие в приватизации, в начале августа сообщил министр экономического развития Алексей Улюкаев. Однако при этом он выразил сомнение, что «Роснефть» войдет в шорт-лист претендентов: участие госкомпании в приватизационном процессе руководитель МЭР счел нецелесообразным. Ранее за то, чтобы запретить «Роснефти» участвовать в приватизации государственного пакета акций «Башнефти» высказывались вице-премьер Аркадий Дворкович, помощник президента Андрей Белоусов и министр энергетики Александр Новак...
В середине августа пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова заявила о том, что приватизация «Башнефти» отложена: сделка вряд ли состоится до конца года. По <noindex><a href="http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/08/16/653309-prodazha-bashnefti-otlozhena" target="_blank" rel="nofollow" >оценкам</a></noindex> экспертов, на это решение повлияла борьба президента «Роснефти» Игоря Сечина за допуск к конкурсу по продаже государственного пакета акций «Башнефти». О том, что госкомпания подала заявку на участие в приватизации, в начале августа <noindex><a href="http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/08/05/651905-ulyukaev-rosneft-bashneft" target="_blank" rel="nofollow" >сообщил </a></noindex>министр экономического развития Алексей Улюкаев. Однако при этом он выразил сомнение, что «Роснефть» войдет в шорт-лист претендентов: участие госкомпании в приватизационном процессе руководитель МЭР счел нецелесообразным. Ранее за то, чтобы запретить «Роснефти» участвовать в приватизации государственного пакета акций «Башнефти» высказывались вице-премьер Аркадий Дворкович, помощник президента Андрей Белоусов и министр энергетики Александр Новак.
<br />

<br />
Нежелание высокопоставленных чиновников допускать «Роснефть» к приватизации «Башнефти» может свидетельствовать о завершении процесса укрупнения госкомпании, начавшегося в уже далеком 1998 году. На тот момент «Роснефть» занимала лишь девятое место в списке крупнейших нефтяных компаний страны. Аутсайдером российской «нефтянки» она оказалась в результате политики демонополизации отрасли, реализовывавшейся правительством с момента запуска рыночных реформ. «Роснефть» была создана в 1993 году в качестве государственного предприятия, управляющего активами, не вошедшими в состав вновь созданных трех компаний – «ЛУКОЙЛа», «Сургутнефтегаза» и «ЮКОСа». В 1994 году с подачи правительства на базе активов «Роснефти» был создан ряд ВИНКов - «Сиданко» (в состав компании вошли такие добывающие предприятия, как «Удмуртнефть», «Варьеганнефтегаз», «Кондпетролеум» и «Черногорнефть»), «Славнефть» («Мегионнефтегаз»), «Восточная нефтяная компания» («Томскнефть»), «ОНАКО» («Оренбургнефть») и «ТНК» («Нижневартовскнефтегаз», «Тюменнефтегаз»). В 1995 году «Ноябрьскнефтегаз» был передан только что образованной «Сибнефти»; тогда же «Пермьнефть» отошла «ЛУКОЙЛу», «Самаранефтегаз» - «ЮКОСу», а «Саратовнефтегаз» - «Сиданко».
<br />

<br />
К 1997 году на «Роснефть» приходилось лишь 4% от общероссийской добычи – 13 млн из 306 млн т. При этом она оставалась одной из трех компаний (наряду с «ОНАКО» и «Славнефтью»), контрольный пакет акций которых находился в собственности государства. В Минтопэнерго тогда вынашивался план создания на их основе Национальной нефтяной компании (ННК), однако этому замыслу не суждено было воплотиться в жизнь: в правительстве были твердо настроены довести приватизацию нефтяной отрасли до логического конца. В марте 1998 года премьер Виктор Черномырдин подписал постановление, определившее условия приватизации «Роснефти»: начальная цена 75% плюс одной акции была установлена в размере $2,1 млрд, при этом победитель конкурса должен был выполнить инвестиционные обязательства на $400 млн.
<br />

<br />
Аукцион должен был состояться в мае того же года, однако ни один из потенциальных покупателей так и не подал заявки. Причиной тому послужило то, что «Роснефть» не была интересна претендентам как целый актив: альянсам «ЮКОС» - «Сибнефть» и «ОНЭКСИМбанк» - BP было интересно предприятие «Пурнефтегаз», на которое приходилось две трети добычи «Роснефти» (8,5 млн из 13 млн т), а консорциуму «Газпром» - Royal Dutch/Shell - «ЛУКОЙЛ» - проекты «Роснефти» в рамках СРП (Сахалин-1), а также ее перерабатывающие мощности на юге страны (Краснодарский и Туапсинский НПЗ). Другой причиной провала приватизации стала дороговизна «Роснефти»: в июле правительство снизило стартовую цену до $1,6 млрд, а инвестиционные обязательства – до $65,5 млн, однако и после этого на компанию так и не нашлось покупателя. Свою роль сыграло и падение цен на нефть, к концу 1998 года опустившихся ниже $10 за баррель: в тяжелых финансовых условиях нефтяникам было не до приобретения новых активов. Тем более в этом им не могли помочь российские банки, многие из которых в результате дефолта потерпели крах. Поэтому в ноябре 1998 года премьер Евгений Примаков подписал распоряжение, отменившее конкурс по продаже 75% плюс одной акции «Роснефти».
<br />

<br />
Однако к тому времени компания потеряла свой ключевой добывающий актив: в сентябре 1998 года за долги «Роснефти» перед «МАПО-банком» 51% голосующих акций «Пурнефтегаза» был продан равными долями четырем малоизвестным фирмам - ЗАО «ПАКК-Инвест», ЗАО «МАК-Центр», ООО «Феникс» и ОАО «Евросибнефть». Низкая цена сделки – $10 млн при рыночной стоимости контрольного пакета акций «Пурнефтегаза» в $700 млн – вызвала широкий общественный резонанс. В октябре 1998 года Борис Ельцин дал премьеру Евгению Примакову указание вернуть «Пурнефтегаз» в состав «Роснефти». В свою очередь, Генпрокуратура подала в Арбитражный суд столицы иски о признании недействительными четырех сделок по продаже «Пурнефтегаза», и все из них последовательно выиграла.
<br />

<br />
По сути, с этого момента и началось возрождение «Роснефти». Происходило оно с подачи правительства, затеявшего вернуть над «нефтянкой» государственный контроль. В 2000 году оно разрешило «Роснефти» увеличить до 75% долю в капитале большинства дочерних компаний. В 2002 году «Роснефть» вернула в свой состав «Краснодарнефтегаз», контроль над которым был утерян в 1997 году – возвращение «дочки» в лоно материнской компании сопровождалось острым конфликтом с миноритариями. В 2003 году «Роснефть» приобрела компанию «Северная нефть» за $600 млн – сумму той сделки многие эксперты сочли почти в два раза завышенной. В 2004 году «Роснефть» через посредника «БайкалФинансГруп» приобрела «Юганскнефтегаз» за $9,35 млрд: сделка была профинансирована за счет продажи краткосрочных векселей на $6,1 млрд (из них векселя на $5,3 млрд купил «Внешэконмбанк» на средства Минфина, предназначавшихся для погашения российского внешнего долга), а также привлечения кредита от «Сбербанка» в размере $1,8 млрд. В 2007 году «Роснефть» победила в 5 из 12 аукционов по продаже активов «ЮКОСа», крупнейшими среди которых были «Томскнефть», «Восточно-Сибирская нефтегазовая компания» (ВСНК), «Ангарская нефтехимическая компания» и Ачинский НПЗ. Для приобретения этих активов «Роснефть» привлекла бридж-кредит на $22 млрд, правда, к 2009 году она сумела его погасить.
<br />

<br />
Вновь прибегать к масштабным займам «Роснефти» пришлось в 2013 году - на сей раз уже для выкупа ТНК-BP у консорциума российских акционеров AAR и британской ВР: для этой сделки компания заняла в зарубежных банках $31 млрд. В том числе из-за этого к июню 2015 года чистый долг «Роснефти» достиг астрономических 2,5 трлн руб. К концу прошлого года компании удалось снизить чистый долг до 1,7 трлн руб. за счет получения предоплаты по долгосрочному контракту на поставку нефти в Китай. Однако обеспечить предоплату поставками нефти – задача нетривиальная, учитывая неудачу «Роснефти» в попытке получить средства из ФНБ на освоение Русского и Юрубчено-Тохомского месторождений Ванкорского кластера, а также производственный спад среди ее западносибирских «дочек»: по итогам 2015 года «РН-Юганскнефтегаз» сократила добычу на 3,2%, «РН-Самотлорнефтегаз» - на 4,7%, а «РН-Томскнефть» - на 8,1%.
<br />

<br />
Чтобы предотвратить наметившийся спад добычи, «Роснефти» необходимо увеличивать инвестиции в эксплуатационное бурение. Именно на эту цель и должны быть направлены имеющиеся у компании финансовые ресурсы. Очередной же виток приобретения активов эти ресурсы как раз бы отвлек. При этом «Роснефти» было бы не обойтись без помощи кредиторов, которыми в условиях санкций могли стать лишь российские госбанки, к примеру, Внешэконмбанк (ВЭБ), превратившийся в черную дыру еще задолго до нынешнего кризиса. Поэтому в случае покупки «Башнефти» госкомпанией на средства госбанка правительству было бы сложно объяснить, что общего эта сделка имела бы с приватизацией. С этим, по всей видимости, и было связано решение о переносе приватизации «Башнефти» на более поздний срок.
<br />

<br />
Возможно, оно станет первым признаком завершения эпохи экспансии государства в нефтяной отрасли, происходившей за счет скупки «Роснефтью» добывающих активов. Снизить долг госкомпании и вывести ее из наметившегося кризиса теперь можно лишь за счет распродажи ее «дочек» частным инвесторам, приход которых сделает отрасль более конкурентной. Однако произойдет ли в российской «нефтянке» переход к политике демонополизации и приватизации, большой вопрос.
<br />

<br />
<font color="#0076A4"><b>Смотрите также:</b></font>
<br />
<b><a href="http://www.ngv.ru/magazines/article/glavnyy-ispolnitelnyy-direktor-predsedatel-pravleniya-pao-nk-rosneft-igor-sechin-rosneft-bezuslovno-/" title="Перейти к статье" target="_self" >Главный исполнительный директор, председатель правления ПАО «НК «Роснефть» ИГОРЬ СЕЧИН: «”Роснефть”, безусловно, является драйвером российской экономики»</a></b>
<br />